Жиртуева Наталья Сергеевна
о себе Контакты
Общий список Монография Публицистика
Просто мудрость Притчи
История и методология науки и техники Философия Философские проблемы научного познания Религиоведение Рекомендовано к чтению и просмотру
Притчи -> Афоризмы и притчи

Притчи

Слепые и слон

За горами был большой город, все жители которого были слепыми. Однажды какой-то чужеземный царь со своим войском расположился лагерем в пустыне неподалеку от города. У него в войске был огромный боевой слон, прославившийся во многих битвах. Одним видом своим он уже повергал врагов в трепет. Всем жителям города не терпелось узнать: что же такое – слон.
И вот несколько представителей общества слепцов, дабы разрешить эту задачу, поспешили к царскому лагерю. Не имея ним алейшего понятия о том, какие бывают слоны, они принялись ощупывать слона со всех сторон. При этом каждый, ощупав какую-нибудь одну часть, решил, что теперь знает все об этом существе. Когда они вернулись, их окружила толпа нетерпеливых горожан, Пребывавшие в глубоком неведении, слепцы страстно желали узнать правду от тех, кто заблуждался. Слепых экспертов наперебой расспрашивали о том, какой формы слон, и выслушивали их объяснения. Трогавший ухо слона сказал:
- Слон – это нечто большое, широкое и шершавое, как ковер.
Тот, кто ощупал хобот, сказал:
- У меня есть о нем подлинные сведения. Он похож на прямую пустотелую трубу, страшную и разрушительную.
- Слон могуч и крепок, как колонна, - возразил третий, ощупавший ногу и ступню.
Каждый пощупал только одну из многих частей слона. И каждый воспринял его ошибочно. Они не смогли умом охватить целого: ведь знание не бывает спутником слепцов. Все они что-то вообразили о слоне, и все были одинаково далеки от истины. Созданное умозрением не ведает о Божественном. В этой дисциплине нельзя проложить пути с помощью обычного интеллекта.

В парфюмерном ряду

Мусорщик, проходя через парфюмерный ряд, вдруг потерял сознание и упал на мостовую. Изо всех лавок к нему бросились люди и принялись опрыскивать его ароматной водой, чтобы привести в чувства. Но ему от этого становилось еще хуже. К счастью, мимо проходил человек, который раньше тоже был мусорщиком. Он тут же понял, в чем дело, и понес к носу пострадавшего что-то дурно пахнущее. Мусорщик тут же пришел в себя и радостно воскликнул:
- Вот истинное благовоние!
Ты должен подготовиться к переходу туда, где многие привычные вещи покинут тебя. Если ты сохранишь свою привязанность к знакомым вещам, ты будешь несчастен, подобно этому мусорщику.

Притча о жадных сыновьях

Жил когда-то трудолюбивый и щедрый крестьянин, у которого были ленивые и жадные сыновья. Перед смертью он собрал своих сыновей и сказал им, что, если они будут копать на таком-то и таком-то поле, они найдут зарытые там сокровища. Только крестьянин умер, его сыновья пошли на поле и стали усердно и внимательно перекапывать его вдоль и поперек, но никаких сокровищ так и не обнаружили. Не найдя в земле ни единой монеты, они решили, что отец, по-видимому, по своей щедрости раздал все золото, но забыл об этом, - и прекратили поиски. Но внезапно их осенило: раз уж земля вскопана, на ней ведь можно что-то посадить. Братья засеяли поле пшеницей и спустя несколько месяцев собрали богатый урожай. Продав пшеницу, они целый год жили в достатке. Однако, когда урожай был собран, у них снова появилась мысль о большом богатстве, которое они могли проглядеть, и братья заново перекопали поле – но с тем же успехом. Так за несколько лет эти люди привыкли к труду и научились различать времена года, о чем прежде не имели никакого представления. Тут-то они и поняли, почему их отец применил к ним такой метод воспитания, и стали честными и зажиточными крестьянами. Вскоре они обнаружили, что обладают достаточным богатством и совсем перестали думать о скрытых сокровищах.
Так же обстоят дела и с изучением науки о человеческой судьбе и смысле жизни: учитель, сталкивающийся с нетерпеливостью, смятением и жадностью учеников, должен побудить их совершать действия, которые, как он знает, помогут им развиться, но истинный смысл и цель этих действий самим ученикам часто остается неизвестной из-за их незрелости.

Когда смерть пришла в Багдад

Ученик одного багдадского суфия, находясь в караван-сарае, случайно услыхал беседу двух незнакомцев, из которой понял, что один из них Ангел Смерти.
- В течение следующих трех недель я собираюсь посетить трех людей в этом городе, - сказал Ангел Смерти своему собеседнику.
Ученик был так напуган, что, стараясь оставаться незамеченным, даже затаил дыхание и просидел в своем углу не шелохнувшись, пока Ангел и его спутник не ушли. Затем он стал усиленно размышлять, как избежать возможной встречи со смертью, и пришел наконец к выводу, что, если он покинет Багдад. Ангел не сможет его забрать. Ни секунды не медля, ученик, одолжил самого быстрого коня, которого только смог найти, и вихрем помчался по направлению к Самарканду, не останавливаясь ни днем, ни ночью. Между тем Ангел Смерти встретился с суфийским учителем, и они разговорились о разных людях.
- А где ваш ученик такой-то? – спросил Ангел.
- Он должен быть где-то рядом, возможно, в караван-сарае, проводит время в созерцании, - ответил суфий.
- Странно, весьма странно, - сказал Ангел, - потому что он тоже в моем списке. И здесь написано, что я смогу его взять в течение четырех недель в Самарканде и нигде больше.

(Из собрания суфия Идриса Шаха)

Притча о стакане воды

В разговоре с проповедником один человек заявил, что смог победить в себе грешника. И проповедник пригласил его к себе в гости.
За столом они долго разговаривали, после чего проповедник неожиданно поднял стакан воды и выплеснул его прямо в лицо своего собеседника. Тот ужасно возмутился и выразил свое недовольство в достаточно резкой форме. На что проповедник ответил:
- О, как видите, прежний человек в вас совсем не умер. Он просто был в обмороке и пришел в себя от стакана воды.

Притча о трех рыбаках

Родные мои! Молитесь! Как птица без крыльев – так человек без молитвы жить не может. Да Господи, утром-то встал: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа!». Разок хоть перекреститься правильно, чем сто раз махать руками. Обед пришел. Помолиться бы и «Отче наш» прочитать – да и забыли. Дак опять: «Господи, благослови!».
Вечер пришел. Радикулит какой-то, да у кого давление бывает, а у кого и нет. Дак хоть подойди к постели, да с мыслям-то сообрази: «Слава Тебе, Господи! День прошел — благодарю Тебя, Господи».
Вот эти маленькие три-то молитвы, а их желательно каждый день повторять. Это очень желательно, а кто кроме того – так и похвально.
Расскажу пример. Едет архиерей по морю молиться в Соловки, в монастырь. И глядит, что-то народ показывает на островок:
— Владыко, все утверждают, что на том островке три святых человека живут.
Архиерей: «То не то, всё не так…»
— Владыко, мы тебя не слушаем, а там святые живут.
Архиерей приказал корабль остановить, спустился в шлюпочку и поплыл со своими приближенными на этот островок. Подъезжает. Стоят трое, Бог знает во что одеты – в лаптях ли, босиком ли. Кланяются. Владыка их перекрестил.
— Ну, расскажите, добрые люди, кто вы и сколько здесь пропадаете.
— А мы не знаем, владыко, сколько годов — может, двадцать, а может, тридцать. Мы были рыбаками, промышляли рыбу на этом море. Поднялась сильная буря, всё разметало. Мы трое на доске дали Богу обещание: «Господи, если очутимся на земле, с этого места не уйдем, будем жить до конца нашей жизни». В год раз к нам приезжают священники с материка, нас исповедуют.
— Ну, это ладно, вы выполняете свою обязанность. А как молитесь, главное?
— Да владыко, какие мы молитвенники! Учили аз, буки, веди, да и то не научились. А знаем, что на небе Святая Троица — Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святый. И мы — это Вася, это Ванька, это Илюшка — сами сочинили молитву: «Трое вас и трое нас. Помилуй нас».
— Ой-ой-ой! Надо учить вот такую молитву: «Отче наш, иже еси на небеси…».
Выучили молитву. Благословил их владыка и поплыл на лодке на свой корабль, а сам думает: «Какие ещё люди есть на Святой Руси!».
Темная ночь. Архиерею не спится, ходит по палубе, да и глядит: «Что же?». В той стороне, где остров — зарево! «Ой, — говорит, — наверное, тех чудаков домишко горит!» Расстроился. Жалко бедных людей! А свет все ближе, ближе…
Архиерей протирает глаза – разглядел, а это те трое подхватились за руки да и бегут по воде вслед за кораблем.
— Владыко, мы забыли молитву! Давай снова учить!
Архиерей говорит:
— Милые люди! Я у престола Божия стою, облачен от Бога высшей властью священства, все молитвы знаю, но по морю я бегать не умею! Мне не пробежать. А вы только и знаете: «Трое вас и трое нас, помилуй нас», но у вас чистое сердце. Пойдите с Богом на свой святой остров и живите и молитесь так, как вы молитесь! Родные мои! Это я про молитву сказал, как молиться. Не про многоглаголание.

(Записано со слов отца Павла Груздева)

Хасидская притча

Один раввин имел обыкновение часто удаляться в маленькую хижину в лесу, окружавшем монастырь. Однажды настоятель монастыря пришел к раввину и попросил совета. Он сказал, что его орден численно сокращается, причем настолько, что там осталось только пять монахов, да и каждому из них уже за семьдесят.
Раввин ответил, что у него та же самая проблема. Все меньше людей ходят в синагогу. И он сказал на прощанье:
- Боюсь, что я не смогу дать тебе совета. Могу лишь сообщить тебе, что один из вас – мессия.
Вернувшись к себе, настоятель сообщил остальным четырем монахам о том, что ему сказал раввин. Неужели кто-то из них – мессия? И хотя у каждого из монахов были свои маленькие причуды, все они вдруг начали замечать друг у друга великие добродетели. Поскольку один из них мог быть мессией, они стали обращаться друг с другом очень заботливо, с большим уважением и почитанием, и к тому же начали ценить и уважать самих себя.
Время от времени горожане с удовольствием устраивали пикники на прекрасных лужайках возле монастыря, иногда заходили помолиться в его старой часовне. Шли месяцы, и люди начали чувствовать что-то необычное. Вокруг монастыря ощущалась некая особая атмосфера, благодаря тому почтению, с которым монахи относились друг к другу.
Горожане стали все чаще появляться в монастыре. Они приводили своих друзей. В конце концов некоторые из молодых людей, посещавших монастырь, начали беседовать с монахами. Сначала одни, затем другой молодой человек попросили разрешения вступить в орден. Когда пролетело несколько лет, монастырь был уже полон, он стал центром великой духовности, благодаря раввину сказавшему на прощание настоятелю мудрые слова.

Дзэнские притчи-року

Чашка чаю

Нань Ин, дзэнский наставник, принимал университетского профессора, который стал расспрашивать о сути дзэн. Угощая гостя чаем, Нань Ин наполнил чашку до краев и спокойно продолжал лить дальше. Профессор не удержался и воскликнул:
- Она переполнена! Больше не войдет!
На это Нань Ин сказал:
- Подобно этой чашке и вы переполнены вашими собственными мнениями и соображениями. Как я могу раскрыть вам дзэн, пока вы не опорожнили свою чашку?

Луну нельзя украсть

Рекан, дзэнский старец, жил простой жизнью в хижине у подножия горы. Однажды вечером, когда Рекана не было дома, вор забрался туда и, убедившись, что взять нечего, собрался уходить. В это время Рекан вернулся, увидел вора и удержал его:
- Вы проделали большой путь, чтобы посетить меня, и не должны уйти с пустыми руками. Пожалуйста, возьмите в дар мою одежду.
Ошеломленный вор взял одежду и удалился. Голый Рекан остался сидеть, глядя на луну, и бормоча:
- Бедный малый. Самого главного моего богатства он и не заметил. Жаль, что я не могу подарить ему эту луну.

Визитная карточка

Кэйто, дзэнский наставник, был настоятелем в Тофукудзи – одном из главных храмов Киото. Однажды к нему пришел губернатор Киото. Послушник вручил наставнику визитную карточку: «Китакаги, губернатор Киото». Старец сказал:
- Я не хочу видеть этого человека, пусть он уйдет.
Послушник с извинениями вернул губернатору его карточку. И тот сказал:
- Это была моя ошибка.
И вычеркнул карандашом слова «губернатор Киото»:
- Попросите вашего учителя снова принять меня.
Наставник, увидев исправленную карточку, воскликнул:
- А, так это Китагаки! Я охотно увижу его.

Прямо сейчас

У Дого был ученик, которого звали Сошин. Сошин пришёл научиться медитации и терпеливо ждал, когда же, наконец, начнется обучение. Он ждал уроков, подобных школьным, но их не было, и это сбивало его с толку и разочаровывало. И вот однажды он решился и сказал Мастеру:
— Много времени прошло с тех пор, как я пришёл сюда, но ни единого слова не было сказано мне о сути медитации.
Дого тихо улыбнулся и сказал:
— О чём ты говоришь, мой мальчик? С тех пор, как ты пришёл, я постоянно даю тебе уроки медитации!
Эти слова смутили бедного ученика ещё больше. Некоторое время он размышлял над ними, но ничего так и прояснилось. И, набравшись храбрости, он вновь обратился к Мастеру:
— Скажите, что это были за уроки?
Дого ответил:
— Когда ты приносишь мне чашку чая, я принимаю её; когда ты приносишь мне еду, я принимаю её; когда ты кланяешься мне, я киваю в ответ. Как ещё ты хочешь обучиться медитации?
Сошин опустил голову и вновь углубился в раздумья о загадочных словах Мастера.
Но Дого прервал его:
— Если ты хочешь увидеть, смотри прямо сейчас. Потому что когда ты начинаешь раздумывать, ты полностью упускаешь.

Жизнь, а не логика

Однажды монах Лин-чи удивил всех. Когда умер его учитель, Лин-чи расплакался. Он стоял, и слёзы текли по его щекам. Его друзья недоумевали:
— Что ты делаешь? Здесь собралось столько людей, и все они шокированы твоим поведением. Их мысли написаны у них на лицах: «Невероятно! Этого просто не может быть! Лин-чи плачет! Мы думали, что он полностью непривязан и его дух свободен. И вот теперь он плачет! Он сам учил нас, что душа бессмертна, что умирает только тело; что тело это материальная оболочка, которая изнашивается и возвращается в землю. Почему же сегодня он плачет?» И мы, твои друзья, тоже не можем понять тебя. Ты учил, что ключом является непривязанность. Почему же ты привязан к своему учителю?
На это Лин-чи ответил:
— Ваш вопрос логичен. Но что мне делать? Слёзы текут, и я плачу. Для меня самого было открытием, что я плачу. Я сам удивлён. Но что я могу поделать? Так во мне проявляется жизнь. И я не стану подавлять её проявления. Я всегда принимал её целиком.

Абсолютная осознанность

В Японии в воинах воспитывают бдительность, осознанность. Это является основой обучения, всё остальное — второстепенно. Искусство фехтования, искусство стрельбы из лука — лишь способы развить бдительность.
О великом Мастере Риндзае рассказывают, что он не всегда добивался успеха в стрельбе из лука. Его стрелы часто пролетали мимо цели. А он был известен, как один из величайших лучников. Когда спрашивали: «Почему он считается великим лучником?», — его ученики отвечали:
— Это не конечная цель, это начало. Мы не имеем отношения к стреле, достигающей цели, мы имеем отношение к стреле, начинающей свой путь.
Среди учеников Риндзая был известный лучник. Ежедневно он учился стрелять из лука, и все его стрелы попадали точно в цель. Риндзай говорил ему:
— Нет, это неудача. Технически стрела вылетает правильно, но ты не весь здесь. Ты теряешь бдительность в своём сне.
Однажды Риндзаю доложили, что к ним пришёл неизвестный Мастер, который демонстрирует величайшее искусство стрельбы из лука. Риндзай пошёл посмотреть. И действительно, человек поражал своим мастерством.
Когда он прицелился и натянул тетиву, на его локоть поставили чашку с водой, и он начал стрелять. Когда первая стрела поразила цель, вторая уже была в тетиве, и за ней сразу последовала третья. Сам он при этом даже не шелохнулся.
Мастер, посмотрев на это, сказал:
— Техника твоей стрельбы хороша, но это всего лишь техника. Ты выглядишь как статуя только снаружи. Пойдём сейчас на высокую гору, встанем на скалу, выступающую над пропастью, и тогда ты будешь стрелять.
Они взобрались на гору. Стоя на скале, выступающей над пропастью в тысячу метров глубиной, Учитель отступил назад, пока одна треть его ступней не повисла над пропастью. Потом он предложил встать лучнику рядом и стрелять. Тот подошёл, взглянул вниз, ноги его задрожали, лицо побледнело.
Мастер, продолжая стоять над пропастью, сказал:
— Совершенный человек поднимается над голубым небом, ныряет в жёлтый источник или странствует во всех восьми пределах мира, и в его душе нет признаков изменения. Но ты был обманут признаками дрожи, твои глаза ошеломлены. И ты надеешься поразить Цель?

Суть дзэн

Дзэн — это творческое состояние, возникающее, когда «жаждущий припадает к источнику Бытия». Словами это невозможно передать, но Мастера стремятся выразить это примером своей жизни, как бы говоря: «К чему слова? Делай, как я!»
Ум — это постоянные вопросы и ответы. У пытливого человека должны быть вопросы, но если он примет ответ — вопрос умрет. Вопросы должны оставаться. Один вечный вопрос к Бытию и один вечный, непрерывный ответ Бытия.
Один учёный пришёл к Будде и задал сразу множество вопросов. Будда спросил его:
— Вы пришли искать или задавать вопросы?
Учёный ответил:
— Какая разница? Вопрос — это и есть поиск!
Будда сказал:
— Разница такая же, как при соизмеримости Небес и Земли. Поиск — это жажда, а вопрос — это игра ума.

Дзэнское хокку говорит:

Дикие гуси летят через озеро.
Озеро, конечно, отражает их.
Гуси не просят: «Отрази нас».
Озеро не говорит:
«Спасибо, что вы прилетели отразиться во мне».